Русский English

Филь Г.В.

Полиморфизм гена ИЛ-28В в качестве критерия эффективности противовирусной терапии при хроническом вирусном гепатите С

Воронежская государственная медицинская академия им. Н.Н. Бурденко

Хронический вирусный гепатит С продолжает оставаться актуальной проблемой современной инфектологии. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), около 3% населения планеты, или около 300 миллионов человек, инфицировано гепатитом С.

Уровень инфицированности в различных регионах мира колеблется от 0,6–1,4% в США, до 4–5% в африканских странах. В России регистрируется до трех миллионов инфицированных (около 2% населения) [2]. По частоте вирусный гепатит С (ВГС) стоит на одном из первых мест среди всех инфекций, передающихся парентеральным путем [2, 3, 11]. Хронический гепатит С (ХГС) является одной из причин формирования цирроза печени и гепатоцеллюлярной карциномы [11, 12]. В последние годы в России регистрируют более 6,5 тысяч случаев первичного рака печени, причиной которого, является гепатит С [2, 7]. По этой причине ХГС - ведущая причина трансплантации печени в России и в мире [1, 11]. Проблема усугубляется тем, что в течение длительного времени для большинства инфицированных типично длительное бессимптомное течение, вплоть до цирроза печени [9].

На сегодняшний день общепринятым «золотым стандартом» лечения больных ХГС является комбинированная противовирусная терапия (ПВТ) пегилированными интерферонами α2а и α2b в сочетании с рибавирином [3, 8]. Данный метод лечения позволяет добиться эрадикации вируса и предотвратить развитие осложнений HCV-инфекции. Однако, наиболее актуальной проблемой современной комбинированной ПВТ является увеличение ее эффективности. Течение и прогноз эффективности лечения ХГС зависят от многих факторов, таких как, пол, возраст больного, расовая принадлежность, вирусная нагрузка, генотип вируса, выраженность фиброза печени [1, 4]. Благодаря исследованиям последних лет появилась возможность прогнозирования результатов комбинированной ПВТ у больных ХГС. Речь идет о полиморфизме гена интерлейкина 28В (IL-28B), определяющий чувствительность иммунной системы пациента к стимуляции интерфероном-α.

Цель работы: изучить влияние полиморфизма гена IL-28В (rs12979860 и rs8099917) на эффективность проводимой комбинированной ПВТ у больных ХГС.

Материалы и методы. За период с 2010 по 2011 г. на базе БУЗ Областной клинической инфекционной больницы г. Воронежа обследовались и лечились 36 пациентов (19 мужчин и 17 женщин) с диагнозом ХГС. Все пациенты обследовались согласно общепринятым стандартам. Этиологическая верификация диагноза проводилась на основании обнаружения в сыворотке крови РНК вируса гепатита С с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР). ПЦР-диагностика проводилась в режиме real-time, чувствительность использованных тест-систем (РНК HCV Амплисенс) составляла 50 копий/мл. Всем больным проводилось определение генотипа НСV. Из числа обследованных больных генотип 1в обнаруживался у 25 пациентов, 3а был зафиксирован у 11 человек. При необходимости у больных проводилось количественное определение РНК HCV в крови. Количество вируса в сыворотке крови наблюдалось в широких пределах от 2,9х103 до 3,7х106.Также определялись серологические маркеры (а-HCV-IgG, а-HCV-IgM) с использованием иммуноферментного анализа (ИФА).

Средний возраст больных составил 54,1±18,7 лет. Продолжительность болезни, по данным эпидемиологического анамнеза, составил от 1 до 13 лет.

В биохимическом исследовании крови у всех больных ХГС показатели сывороточных аминотрансфераз были выше нормы. Большинство пациентов (72,2%) имели уровень аланинаминотрансферазы (АЛТ) до 3 норм. Показатели АЛТ до 5 норм выявлены у 22,2% пациентов. Высокая активность АЛТ (более 5 норм) была обнаружена только у 5,5% пациентов. У всех исследуемых больных регистрировались различные сопутствующие соматические заболевания. Чаще всего отмечалась патология желудочно-кишечного тракта (хронический панкреатит, дуоденит, гастрит, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки). Эта группа заболеваний выявлена у 83,3% больных ХГС. Патология желчевыводящих путей, такие как, дискинезия желчевыводящих путей и хронический холецистит наблюдались у 75% пациентов. Болезни сердечно-сосудистой и эндокринной систем встречалась у 58,3% и 11,1% соответственно. При ультразвуковом исследовании у всех больных наблюдались гепатомегалия и диффузные изменения печени.

Всем больным была выполнена пункционная биопсия печени (ПБП) по Mengini дважды (до и после лечения противовирусными препаратами). Проводился морфологический анализ полученных гистологических препаратов, оценивая параметры активности гепатита по R.G. Knodell с соавторами (1981) [10] и фиброза по V. Desmet (1995) [6] с использованием систем METAVIR. Минимальная степень активности (1–3 балла) была зарегистрирована у 66,7% пациентов, низкая степень активности (4–8 баллов) наблюдалась у 27,8% больных, умеренная степень активности (9–12 баллов) выявлялась реже – в 5,5% случаев. Гистологическая активность более 13 баллов выявлено не было. У большинства больных фиброз отсутствовал или был слабо выражен. С фиброзом 0 баллов наблюдалось 52,8% пациентов. Слабый фиброз был выявлен у 22,2%, умеренный и тяжелый фиброз наблюдался в 8,3% случаев. Цирроз печени выявлен у 16,6% исследуемых больных. Помимо этого, у 30,6% (11 пациентов) дополнительно была проведена фиброэластометрия ткани печени на аппарате Fibroscan FS-502 (Echosens, Франция) с выявлением стадии фиброза по шкале Metavir. Из них степень фиброза F0 была выявлена у 63% пациентов, F2 – у 27,3%, F4 – у 9% больных.

Помимо общеклинических методов обследования, у всех больных проводилось полное серологическое обследование на маркеры вирусных гепатитов В, D, HIV с использованием методов ИФА, проводилось определение содержания α-фетопротеина, концентрации железа и меди в сыворотке крови. У всех больных в анамнезе была проведена комбинированная ПВТ (20 пациентов получали лечение с использованием препаратов интерферона короткого действия и 16 человек – пегилированные интерфероны). Обе схемы лечения включали в комплексную терапию рибавирин. Длительность терапии составила 24 и 48 недель в зависимости от генотипа HCV. Достижение устойчивого вирусологического ответа (УВО) оценивалось как показатель эффективности терапии. УВО – неопределяемый уровень РНК HCV в сыворотке крови через 24 недели после прекращения терапии [5]. Всем пациентам было проведено определение полиморфизма гена IL-28В (rs12979860 – генотипы CC, CT, TT и rs8099917 – генотипы TT, TG, GG) с помощью ПЦР в режиме реального времени. Все больные исследуемых групп были рандомизированы по основным клинико-лабораторным показателям.

При статистической обработке результатов исследования, имеющих нормальное распределение, количественные признаки выражались как М±s (среднее ± стандартное отклонение). Во всех выборках проверяли гипотезу нормальности распределения по критерию Колмогорова-Смирного. Для оценки достоверности различий выборок использовали непараметрический критерий Манна-Уитни. Все различия считались достоверными при значении р<0,05. Статистическая обработка данных проводилась с использованием стандартного пакета программ Statistica for Windows (версия 13.0) фирмы Statsoft Inc.

Результаты. Среди включенных в исследование пациентов УВО после проведенной ПВТ был достигнут у 29 (80,6%) больных. Пациенты, не ответившие на терапию, составили 19,5% (7 человек). У пациентов с УВО определялся благоприятный аллель гена IL-28В с генотипом rs12979860 (СС) или rs8099917 (ТТ) достоверно чаще (в 8,5 раз), чем у больных не ответивших на специфическую терапию. В то же время, неблагоприятный аллель генотипа rs12979860 TT и rs8099917 GG встречался в 5,6 раз чаще у пациентов не достигших УВО. Быстрый вирусологический ответ (БВО) среди пациентов с УВО наблюдался в 100% случаев. Среди пациентов, инфицированных генотипом 3а HCV, УВО выявлялся в 100% случаев. Пациенты, инфицированные генотипом 1в HCV, достигали УВО в 50% случаев. Уровень вирусной нагрузки у большинства из них (66,6% больных) до лечения расценивался как низкий. Уровень АЛТ в сыворотке крови до лечения составил 754,2±189,7 нМ/сл., и быстро (в течение 2-3-недель с начала проводимой терапии) нормализовался. В 72,2% случаях до лечения определялся слабовыраженный фиброз или его отсутствие. В этой группе пациентов (у 75%) выявлена только патология со стороны желудочно-кишечного тракта.

Лечение пегилированными интерферонами в сочетании с рибавирином получали 27,8% больных, 50% - интерфероны короткого действия так же в сочетании с рибавирином. Достоверных различий в достижении УВО при этих схемах лечения нами не выявлено. У пациентов, не достигших УВО, БВО не наблюдался. Исходный уровень виремии до лечения у большинства пациентов не достигших УВО, был средним или высоким. Все пациенты были инфицированы генотипом 1в HCV-инфекции. Среди сопутствующих заболеваний у данной группы больных, выявлялись, помимо патологии желудочно-кишечного тракта, такие заболевания как сахарный диабет, аутоиммунный тиреоидит, псориаз. У большинства (67% пациентов), до лечения определялся тяжелый фиброз или компенсированный цирроз печени. Среди включенных в исследование пациентов, инфицированных генотипом 3а HCV, достоверной разницы в частоте достижения УВО в ответ на комбинированную ПВТ в зависимости от варианта полиморфизма получено не было.

Выводы. Таким образом, полиморфизм гена IL-28В в сочетании с другими генетическими признаками (генотип вируса, возраст) может иметь большую прогностическую ценность в достижении УВО. Достижение устойчивого вирусологического ответа при проведении комбинированной терапии зависит от наличия сопутствующих заболеваний в анамнезе у пациентов. Не выявлено достоверных различий между схемами ПВТ с использованием интерферонов короткого действия и пегилированными интерферонами.


Список использованных источников:

1. Влияние полиморфизма интерлейкина 28В на раннюю кинетику HCV у больных, получающих противовирусную терапию после ортотопической трансплантации печени/ В.Е. Сюткин и др.// Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. – 2011. - №6. – С. 49–55.

2. Дерябин П.Г. Распространение гепатита С в России становится социальной проблемой// СанЭпидемКонтроль. – 2009. - №4. – С. 34-38.

3. Исаков В.А. Современная терапия хронического вирусного гепатита С: какая длительность комбинированной терапии оптимальна и почему?// Клиническая гастроэнтерология и гепатология. – 2009. - №2. – С. 9-12.

4. Роль полиморфизма гена интерлейкина 28В в оценке эффективности противовирусной терапии хронического гепатита С / Т.Н. Лопаткина, И.С. Кудлинский// Клиническая гепатология. – 2011. - №2. – С. 28-38.

5. Современные схемы лечения больных хроническим гепатитом С/ В.Т.Ивашкин и др. - Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. – 2012. - №1. – С. 36–44.

6. Классификация хронического гепатита: диагностика, определение степени тяжести и стадии течениям V. Desmet, M. Gerber, J.H. Hoofnagle / Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопротологии. – 1995. № 2. - Р. 38-45.

7. Deuffic–Burban S. Impact of pegylated interferon and ribavirin on morbidity and mortality in patients with chronic hepatitis C and normal aminotransferases in France// Hepatology. – 2009. - №50. – P. 1351-1359.

8. Development of novel treatment for hepatitis C D.P. Webster et al. / Lancet. – 2010. - №45. – P. 349-355.

9. Empirically calibrated model of hepatitis C virus infection in the United States J. Salomon et al.// Am J Epidemiol. – 2002. - №156. – P. 761-773.

10. Formulation and application of numerical scoring system for assessing histological activity in asymptomatic chronic active hepatitis/ R.G. Knodell, K.G. Ishak// Hepatology. – 1981. - №1. - Р. 431-435.

11. Global epidemiology of hepatitis C virus infection/ C. Shepard, L. Finelli, M. Alter// Lancet. – 2005. №5. – P. 558-567.

12. The contributions of hepatitis B virus and hepatitis C virus infections to cirrhosis and primary liver cancer worldwide/ J. Perz, G. Armstrong, L. Farrington// Hepatology. – 2006. - №45. – P. 529-538.


30.04.2013 05:10:00