Русский English

Торган Т.И., Байдина Т.В.

Воспалительные механизмы синдрома усталости при болезни Паркинсона

Пермская государственная медицинская академия им. акад. Е.А. Вагнера

Введение. Болезнь Паркинсона (БП) является хроническим нейродегенеративным заболеванием, поражающим около 2% населения в возрасте старше 60 и 4% тех, кто старше 80 лет [7]. Большинство исследований было сосредоточено на изучении двигательных симптомов БП. Сегодня является общепризнанным, что немоторные симптомы заболевания, такие как усталость, депрессия, нарушение сна, также как и акинезия, оказывают негативное влияние на качество жизни пациентов [3,5]. Распространенность усталости у пациентов с БП является относительно постоянной величиной и, по данным разных авторов, колеблется от 40% до 50% [8,9]. Патофизиологические механизмы, лежащие в основе усталости, мало изучены. В последних исследованиях обсуждается роль воспалительных процессов в патогенезе невоспалительных заболеваний [2, 4], в том числе нейродегенеративных, в частности, болезни Альцгеймера и БП [6,10]. Имеются единичные публикации, указывающие на роль воспаления в развитии синдрома усталости при БП. Лишь в немногих работах исследовали связь между немоторными симптомами БП и концентрацией цитокинов, являющихся участниками воспаления, в периферической крови [11]. Сведений о связи усталости при БП с цитокиновым статусом пациентов нет.

Целью настоящего исследования было оценить усталость у пациентов с БП во взаимосвязи с другими клиническими характеристиками заболевания и концентрацией провоспалительного цитокина интерлейкина (ИЛ)-6 в сыворотке крови.

Материал и методы исследования. Обследован 91 пациент (59 женщин и 32 мужчины) с болезнью Паркинсона без деменции. Средний возраст больных составил 64 (58-72) лет, длительность болезни – 4 (3-6) лет, тяжесть заболевания по шкале Хен-Яр - 2,5 (2,0-2,5). По степени тяжести заболевания пациентов разделили на следующие группы: 36 больных – с легкой степенью тяжести, 48 - средней и 7 – тяжелой степенью. Средний балл по шкале (УШОБП, Часть 3) составил 34 (28-38). В группу контроля вошли 19 здоровых лиц, сопоставимых по полу и возрасту с основной группой. Тяжесть двигательных расстройств оценивали с помощью унифицированной рейтинговой шкалы оценки проявлений БП (УШОБП, часть 3). Для оценки усталости использовалась шкала MFI-20, которая подразделяется на пять подшкал: общая астения, физическая астения, пониженная активность, снижение мотивации, психическая астения. Сумма баллов больше 12 хотя бы по одной из подшкал является основанием для установления диагноза усталости. Выраженная астения оценивается по суммарному значению, превышающему 60 баллов. Оценка аффективных расстройств производилась при помощи госпитальной шкалы тревоги и депрессии (HADS), дневной сонливости — при помощи шкалы сонливости Эпворта. У 60 больных и 19 человек контрольной группы была определена концентрация интерлейкина-6 (ИЛ-6) в сыворотке крови методом твердофазного иммуноферментного анализа с помощью набора реагентов фирмы «Вектор Бест». Статистическая обработка данных производилась при помощи пакета программ STATISTICA v. 6.0 с использованием непараметрических методов. Количественные признаки охарактеризованы медианой, верхней и нижней квартилью. Для сравнения двух независимых признаков использован критерий Манна-Уитни. Корреляционный анализ выполнен по Спирмену. Критический уровень значимости при проверке статистических гипотез принимался равным 0,05.

Результаты. Среднее значение выраженности усталости у больных с БП составило 58 (49-66) баллов, что было достоверно (р=0,000) выше, чем в группе контроля (33; 30-36 баллов). Наличие усталости выявлено у 42 (49%) пациентов. Выраженность усталости не различалась у пациентов с легкой (57; 48-65 баллов), средней (59,5; 53-66 баллов) и тяжелой (66; 58-70 баллов) степенью тяжести заболевания (р1-2=0,557; р1-3=0,117; р2-3=0,212). Усталость не коррелировала с возрастом больных (R=0,17; p=0,114), длительностью (R=0,10; p=0,319) и стадией болезни (R=0,15; p=0,143), показателем дневной сонливости (R=0,16; p=0,152), но была связана с показателем повседневной активности (R=0,32; p=0,002), тяжестью двигательных расстройств (R=0,22; p=0,041), уровнем тревоги (R=0,31; p=0,011) и депрессии (R=0,43; p=0,000). Общая астения выявлена у 45 (52%) больных, ее выраженность не различалась у пациентов с легкой (13; 12-13 баллов), средней (13; 10-14 баллов) и тяжелой (12; 15-16 баллов) степенью тяжести БП (р1-2=0,912; р1-3=0,087; р2-3=0,087). Не выявлено достоверной связи данного показателя с возрастом больных (R=0,06; p=0,523), длительностью болезни (R=0,04; p=0,661), степенью тяжести заболевания (R=0,11; p=0,301), выраженностью двигательных расстройств (R=0,16; p=0,141), показателем дневной сонливости (R=0,20; p=0,073). Уровень общей астении коррелировал с эмоциональными расстройствами, в частности, с тревогой (R=0,32; p=0,008) и депрессией (R=0,44; p=0,000). Физическая астения выявлена у 45 больных (52%). Средние значения показателя в зависимости от степени тяжести заболевания составили: при легкой степени - 11; 9-13 баллов, средней степени - 13; 12-15 баллов, тяжелой - 13; 11-14 баллов с достоверными различиями у пациентов первой и второй групп (р1-2=0,004; р1-3=0,170; р2-3=0,674). Не выявлено связи данного показателя с возрастом больных (R=0,16; p=0,137), длительностью болезни (R=0,14; p=0,168), уровнем тревоги (R=0,06; p=0,618) и депрессии (R=0,23; p=0,067), показателем дневной сонливости (R=0,00; p=0,938). Физическая астения коррелировала со стадией болезни (R=0,28; p=0,008) и тяжестью двигательных расстройств (R=0,27; p=0,009). Наличие пониженной активности отмечено у 36(41%) больных. Не выявлено достоверных различий данного показателя у пациентов с легкой (12; 10-15 баллов), средней (12,5; 12-15 баллов) и тяжелой (13; 12-16 баллов) степенью тяжести болезни (р1-2=0,387; р1-3=0,327; р2-3=0,636). Отсутствовала связь данного показателя с длительностью болезни (R=0,06; p=0,565), ее стадией (R=0,18; p=0,094), тяжестью двигательных расстройств (R=0,12; p=0,274), уровнем тревоги (R=0,13; p=0,275). Пониженная активность коррелировала с возрастом пациентов (R=0,22; p=0,036), выраженностью депрессии (R=0,36; p=0,002) и показателем дневной сонливости (R=0,22; p=0,047). Снижение мотивации присутствовало у 23 (26%) больных. Показатель не различался у пациентов с легкой (11; 10-13 баллов), средней (10; 9-12 баллов) и тяжелой (13; 10-14 баллов) степенью тяжести болезни (р1-2=0,143; р1-3=0,402; р2-3=0,121). Не выявлено корреляционной связи данного показателя с возрастом пациентов (R=0,02; p=0,843), длительностью (R=-0,07; p=0,503) и стадией болезни (R=-0,00; p=0,947), тяжестью двигательных расстройств (R=0,13; p=0,211), уровнем тревоги (R=0,22; p=0,076), степенью дневной сонливости (R=-0,02; p=0,852). Установлена связь снижения мотивации с выраженностью депрессии (R=0,26; p=0,036). Психическая астения отмечена у 17 (20%) больных. Не выявлено достоверных различий данного показателя у пациентов с легкой (10; 7-12 баллов), средней (10; 7-12 баллов) и тяжелой (10; 9-13 баллов) степенью тяжести БП (р1-2=0,857; р1-3=0,830; р2-3=0,742). Психическая астения не коррелировала с возрастом больных (R=0,12; p=0,244), длительностью болезни (R=0,13; p=0,226), степенью тяжести заболевания (R=-0,02; p=0,807), выраженностью двигательных расстройств (R=0,11; p=0,302), показателем дневной сонливости (R=0,14; p=0,201), уровнем депрессии (R=0,22; p=0,078). Психическая астения коррелировала с уровнем тревоги (R=0,27; p=0,029). Концентрация ИЛ-6 в сыворотке крови колебалась от 0 до 5,0 пг/мл. Медиана концентрации ИЛ-6 у больных основной группы (0,6; 0,2-1,15 пг/мл) была достоверно выше (р=0,042), чем в группе контроля (0,3; 0,0-0,9 пг/мл), Отмечено достоверное увеличение концентрации ИЛ-6 в сыворотке крови при нарастании степени тяжести болезни (табл.1).

Таблица 1. Концентрация ИЛ-6 в зависимости от степени тяжести болезни.

Концентрация ИЛ-6 в зависимости от степени тяжести болезни

Проведен корреляционный анализ связи ИЛ-6 с основными характеристиками заболевания, в том числе – с выраженностью усталости и отдельными подшкалами MFI-20. Концентрация воспалительного цитокина ИЛ-6 в сыворотке крови коррелировала с показателем общей астении (R=0,49; р=0,000), физической астении (R=0,39; р=0,001), пониженной активностью (R=0,40; р=0,001), снижением мотивации (R=0,29; р=0,021), суммарным баллом астении (R=0,40; р=0,001), уровнем депрессии (R=0,43; р=0,006). Не выявлено достоверной связи между концентрацией ИЛ-6 и возрастом больных (R=0,24; р=0,052), длительностью болезни (R=0,06; р=0,606), степенью ее тяжести (R=0,06; р=0,615), выраженностью двигательных расстройств (R=-0,00; р=0,981), показателем психической астении (R=0,14; р=0,271), уровнем тревоги (R=0,07; р=0,638) и показателем дневной сонливости (R=0,03; р=0,788). Выводы. Настоящее исследование показало, что усталость присутствует у 49% пациентов с БП, являясь, таким образом, распространенным и важным симптомом заболевания. В структуре усталости при БП наиболее представлена общая и физическая астения, реже встречается снижение мотивации и психическая астения. Усталость сопряжена с различными симптомами заболевания и в некоторых случаях может быть их проявлением, например, корреляционная связь между снижением мотивации и депрессией, выявленная в нашем исследовании, может отражать причинно-следственные отношения. Аналогичные отношения могут существовать между физической астенией и двигательными расстройствами, связь между которыми установлена в результате проведенного анализа. Однако, многие проявления усталости, безусловно, являются самостоятельными симптомами, не связанными с основными моторными проявлениями болезни. Обращает на себя внимание частая коморбидность усталости и эмоциональных нарушений при БП, что, по-видимому, отражает общность механизмов их формирования. Известно, в частности, что у больных рассеянным склерозом усталость, как и депрессия, коррелирует с нарушением обмена серотонина [1]. Наши результаты показывают, что пациенты с БП имеют значительно более высокие уровни ИЛ-6 в сыворотке крови по сравнению с контрольной группой, что в сочетании с установленной закономерностью увеличения сывороточной концентрации ИЛ-6 с нарастанием тяжести болезни подтверждает участие воспаления в механизмах развития БП. Концентрация ИЛ-6 коррелировала также с выраженностью усталости и ее основными компонентами. Таким образом, в происхождении усталости при БП определенную роль могут играть и процессы воспаления. Наши результаты, таким образом, согласуются с некоторыми более ранними исследованиями, подтверждающими роль провоспалительных цитокинов в формировании недвигательных симптомов при БП, что создает предпосылки к разработке новых стратегий их лечения, направленных на противовоспалительные механизмы.


Список использованных источников:

1. Тромбоцитарный серотонин у больных рассеянным склерозом/ Ю.В.Акинцева, Т.В.Байдина// Врач-аспирант. – 2011. - № 5.4(48) – C. 614-619.

2. Роль цитокинов сыворотки крови в патогенезе каротидного атеросклероза/ М.А.Данилова, Т.В.Байдина// Врач-аспирант. – 2011. - №3.1 (46). – С.163-169.

3. Левин О.С. Недвигательные(немоторные) проявления болезни Паркинсона: диагноз и лечение// Болезнь Паркинсона и расстройства движений. Рук. для врачей по матер. I Нац. конгр. – М., 2008.-С.94-96.

4. Влияние когнитивных расстройств на качество жизни больных в остром периоде черепно-мозговой травмы/ Н.В.Селянина, Ю.В.Каракулова// Медицинский альманах. - 2011. - № 1. – С. 207-210.

5. Торган Т.И., Байдина Т.В. Немоторные симптомы болезни Паркинсона// Саратовский научно-медицинский журнал. - 2012.-Т.8, - №2. -C. 535-538.

6. Dantzer R., O'Connor J.C., Freund G.G., Johnson R.W., Kelley K.W. From inflammation to Sickness and depression: when the immune system subjugates the brain// Nat Rev Neurosci.- 2008. - №9. –Р.46–56.

7. Direct economic impact of Parkinson’s disease: a research survey in the United Kingdom/ L.Findley, M.Aujla, M.Baker et al.// Mov Disord. – 2003. - №18 –Р.1139–1145.

8. Friedman J, Friedman H. Fatigue in Parkinson’s disease// Neurology. 1993. - №43. –Р. 2016-2018.

9. Friedman J.H., Brown R.G., Comella C. et al. Working Group on Fatigue in Parkinson’s Disease. Fatigue in Parkinson’s disease: a review// Mov Disord. - 2007. - № 22. –Р. 297-308.

10. McAfoose J, Baune B.T. Evidence for a cytokine model of cognitive function// Neuroscience and Biobehavioral Reviews. – 2009. - №33. –Р. 355–366.

11. Scalzo P., Kummer A., Cardoso F., Teixeira A.L. Serum levels of interleukin-6 are elevated in patients with Parkinson’s disease and correlate with physical performance// Neuroscience Letters. – 2010. -Р468: 56–58.


04.02.2013 16:39:00