Русский English

Егорова Е.В., Пересторонин В.И., Цыбиков Н.Н.

Антимикробные пептиды нейтрофилов в сыворотке крови и назальном секрете у здоровых и больных хроническим гнойным риносинуситом на фоне лечения

Читинская государственная медицинская академия

Введение. Хронический гнойный риносинусит (ХГРС) в настоящее время является неразрешенной проблемой оториноларингологии. Несмотря на максимальное врачебное вмешательство, это заболевание имеет персистирующее и рецидивирующее течение [3, 9]. Одной из причин такого состояния может быть повышение резистентности микроорганизмов при бесконтрольном и длительном применении антибиотиков [4, 8].

Известно, что α-дефензины (HNP1-3) выделяются из азурофильных гранул нейтрофилов при инфекции и определяют в основном развитие системного воспалительного ответа. Показано, что эти катионные пептиды активируют миграцию и фагоцитоз нейтрофилов и макрофагов, увеличивают проницаемость сосудов [5]. Антимикробные нейтрофильные пептиды проявляют хемотоксическую, иммуномодулирующую и цитотоксическую активность [2]. Установлено, что пациенты, у которых отсутствуют α-дефензины (синдромом недостаточности специфических гранул) страдают частыми и тяжелыми бактериальными инфекциями [6].

Как показали проведенные ранее исследования, дефензины являются мощным хемоаттрактантами для моноцитов. При стимуляции нейтрофилов дефензины выделяются во внеклеточное пространство и накапливаются в биологических жидкостях организма. Поэтому эти катионные белки способны оказывать не только защитное, но и повреждающее действие на организм хозяина, обладая цитотоксической активностью [10, 11].

Имеются сведения об изменении уровня HNP1-3 при различных заболеваниях. Так, было отмечено повышение содержания α-дефензинов при воспалительных заболеваниях (пиелонефриты, эмпиемы, неонатальные пневмонии, гастриты), а так же при травмах (в т.ч. краш-синдроме) и идиопатических заболеваниях (псориаз, плоский лишай). Снижение концентрации HNP1-3 наблюдали при атопическом дерматите, ожогах, шигеллезе [1].

По нашему мнению, выяснение роли HNP1-3 нейтрофилов, мигрировавших в слизистую носа и околоносовых пазух (ОНП), позволит расширить представления о патогенетических аспектах развития ХГРС.

Таким образом, основные пути антимикробного действия эндогенных пептидов открывают широкие терапевтические и диагностические перспективы при ХГРС, изучение которых является актуальной задачей в медицине.

Цель работы. Определить концентрацию HNP1-3 в сыворотке крови и назальном секрете у здоровых и больных ХГРС до и после лечения.

Материалы и методы. Нами обследовано 50 человек. Возраст испытуемых колебался от 25 до 60 лет. Всем пациентам проводилось стандартное оториноларингологическое обследование включающее переднюю риноскопию, осмотр полости носа при помощи жесткого эндоскопа с торцевой оптикой 30, рентгенографию или компьютерную томографию придаточных пазух носа. Исследуемые были разделены на 3 группы. Первую группу составили 30 больных ХГРС до лечения, вторую – 30 пациентов после проведения терапии (15 человек лечили традиционным способом лечения и 15 больным проведена оригинальная терапия). Третья группа – контрольная, состоящая из 20 пациентов, не имеющих патологии ларингооторинологии (ЛОР) и других органов. Материалом для иммунологического исследования служили сыворотка крови и назальный секрет здоровых и больных ХГРС. Для получения смывов из полости носа пациенту в каждый общий носовой ход на 10 минут вводили сухой марлевый тампон, который после извлечения переносили в пробирку, содержащую 1 мл 0,9% раствора натрия хлорида. Через 30 мин тампоны тщательно отжимали, и полученный смыв использовали для определения HNP1-3 [7]. Уровень дефензинов определяли методом твердофазного иммуноферментного анализа (ИФА).

Традиционный метод включал назначение системного антибиотика, антигистаминных препаратов, сосудосуживающих капель в нос, ирригационную терапию и по показаниям пункцию гайморовой пазухи или наложение синус-катетера «ЯМИК». За основу предлагаемой нами схемы лечения был взят запатентованный способ, разработанный Н.Ю. Логиной «Способ лечения хронических рецидивирующих заболеваний слизистой носа и околоносовых пазух методом эндоназальной аутолимфоцитотерапии» (патент RU 2403071 С1), включающий получение аутологичных лимфоцитов из венозной крови больного, их культивирование совместно с иммуномодулятором и введение в придаточные пазухи носа, посредством установленного ЯМИК-катетера, после предварительной эвакуации содержимого. Ввиду сложности и дороговизны процесса получения аутологичных лимфоцитов было предложено некоторое упрощение указанной методики. Ежедневно, на протяжении всего курса лечения, у пациентов в утренние часы забирали кровь из локтевой вены в пробирки с гепарином. В полученные образцы добавляли 0,01% раствор тимогена (10 мкг на 1 мл крови) и инкубировали пробирки в течение часа при комнатной температуре, затем центрифугировали при 1500 об/мин. При помощи микродозатора из пробирок забирали две верхние фракции – плазму крови и слой лейкоцитов, разводили физиологическим раствором в соотношении 1:10 и вводили пациентам в гайморовы пазухи. Необходимо отметить, что описанный способ терапии проводили на фоне продолжающегося «стандартного» медикаментозного лечения.

Статистическая обработка данных осуществлена при помощи пакета программ «Biostat» и Microsoft Excel 2003 (Microsoft Office 2003 for Windows XP Professional).

Результаты и обсуждение. Определялись α-дефензины во всех жидкостях, как у здоровых, так и у больных ХГРС в различных концентрациях. В группе контроля концентрация HNP1-3 в сыворотке крови составила 79,65 нг/мл, а в назальном секрете 100,7 нг/мл. У больных ХГРС резко возрастает уровень HNP1-3 в сыворотке крови в 1,96 раза, а в назальном секрете повышается 2,37 раза по сравнению со здоровыми (табл. 1, 2).

Оказалось, что как у здоровых, так и у больных содержание α-дефензинов всегда выше в назальном секрете, что свидетельствует в пользу местного образования лизосомальных катионных белков нейтрофилов. Однако, после лечения и особенно на фоне оригинальной терапии, уровень HNP1-3 снижается как в сыворотке крови, так и назальном секрете, что может свидетельствовать в пользу снижения процесса альтерации в зоне воспаления (табл. 1, 2).

Таблица 1. Содержание α-дефензинов в сыворотке крови здоровых и больных ХГРС до и после лечения (M ±SD)

Таблица 1. Содержание α-дефензинов в сыворотке крови здоровых и больных ХГРС до и после лечения (M ±SD)

Примечание: здесь и далее Р - уровень значимости достоверных отличий между здоровыми и больными до лечения, Р1 - уровень значимости достоверных отличий между больными ХГРС до лечения и после проведения традиционной терапии, Р2 - уровень значимости достоверных отличий между больными ХГРС до лечения и после проведения оригинальной терапии, Р3 - уровень значимости достоверных отличий между традиционной и оригинальной терапией

Таблица 2. Содержание α-дефензинов в назальном секрете здоровых и больных ХГРС до и после лечения (M ±SD)

Таблица 2. Содержание α-дефензинов в назальном секрете здоровых и больных ХГРС до и после лечения (M ±SD)

Следует отметить, что при традиционном, и особенно оригинальном способе терапии снижается содержание α-дефензинов, как в сыворотке крови, так и назальном секрете у больных ХГРС. Описанная закономерность, на наш взгляд, в общем, отражает угнетение воспалительного процесса, что проявляется в уменьшении количества рекрутированных нейтрофилов и понижением их активности, в том числе снижением секреции α – дефензинов.

Заключение. Исходя из сказанного, α – дефензины являются достаточно информационным маркерами остроты воспалительного процесса. Так как, с одной стороны, они обладают выраженным бактерицидным действием, а с другой - способны усиливать альтерацию в зоне воспаления вследствие повреждения клеток хозяина. Вышеприведенные данные подтверждаются результатами нашего исследования.

Таким образом, повышение содержания α – дефензинов во всех жидкостях в группе больных ХГРС свидетельствует об активации врожденного иммунитета, а именно функции нейтрофилов, проявляющейся в усилении фагоцитоза [1], секреции лизосомальных катионных белков.

Высокие показатели дефензинов в сыворотке крови и назальном секрете у больных ХГРС до лечения отражают глубину патологического процесса, доказательством этого являются результаты клинического наблюдения (жалобы, риноскопическая картина, рентгенологические данные).

Снижение HNP1-3 на фоне лечения позволяет сделать заключение о снижении воспалительного процесса в околоносовых пазухах.


Список использованных источников:

1. Долгушин И.И. Роль нейтрофилов в регуляции антимикробной резистентности// Вестн. Российской Академии Медицинских наук. – 2002. - № 3. – С. 16-21.

2. Катионные противомикробные пептиды как молекулярные факторы иммунитета: мультифункциональность/ В.Н. Кокряков, Л.В. Ковальчук, Г.М. Алешин, О.В. Шамова// Журнал микробиологии эпидемиологии и иммунологии. – 2006. - № 2. – С. 98-105.

3. Макролиды и хронический риносинусит / М.А. Мокроносова, Ю.С. Куян // Вестник оториноларингологии. – 2010. - № 6. – С. 85-88.

4. Особенности реагирования местного иммунитета слизистой оболочки полости носа и околоносовых пазух при гнойных риносинуситах / А.А. Тотолян и др.// Российская оториноларингология. - 2004. - № 6. - С. 111-114.

5. Изменения функциональной активности лейкоцитов периферической крови на фоне иммунотерапии при клещевых инфекциях у детей/ Т.В. Попонникова, Т.Н. Вахрамеева, Т.Ю. Бедарева// Журнал неврологии и психиатрии. – 2010. - № 11. – С. 41-45.

6. Противогерпетический эффект комплекса природных цитокинов и противомикробных пептидов/ Л.В. Ковальчук и др.// Медицинская Иммунология. - 2004. – Т.6., - № 3-5. - С. 234.

7. Противовоспалительное действие ингаляций минеральных вод: целесообразность определения биохимических маркеров воспаления в назальном секрете/ И.Н. Смирнова, Т.Н. Зарипова, Д.И. Кузьменко// Вопросы курортологии. - 2003. - № 4. - С. 20-23.

8. Перспективы применения рекомбинантных цитокинов в лечении гнойных риносинуситов/ Э.Р. Шарипова Н.А. Арефьева, Л.Ф. Азнабаева// Российская ринология. – 2009. - № 2. – С. 23-24.

9. Treatment alternatives for chronic rhinosinusitis persisting after ESS: what to do when antibiotics, steroids and surgery fail/ M.Y. Desrosiers, S.J. Kilty// Rhinology. – 2008. - Vol. 46. – P. 3-14.

10. Defensins in innate antiviral immunity/ M.E. Klotman, T.L. Chang// Nat. Rev. Immunol. – 2006. – Vol. 6, N 6. – P. 447–456.

11. Yang D., Biragyn A., Hoover D.M., et al. Multiple roles of antimikrobiral defensins, catheli cidins, and eosinophil-derived neurotoxin in host defense// Annu. Rev. Immunol. — 2004. — Vol. 22. — P. 170-175.


03.09.2013 16:46:00