Русский English

Дёмин А.В., Волова А.А.

Особенности качества жизни и постурального баланса у пожилых мужчин с алкогольной зависимостью

Северный (Арктический) федеральный университет им. М.В. Ломоносова, г. Архангельск

Введение. Обеспечение высокого уровня здоровья пожилых людей, увеличение продолжительности жизни и улучшение ее качества – актуальные задачи, стоящие перед современным российским обществом [7]. Злоупотребление алкоголем остается одной из важных медико-социальных проблем отечественного здравоохранения и последнее время все чаще рассматривается в рамках геронтологии и гериатрии [2].

Цель данной работы заключалась в выявлении особенностей качества жизни и постурального баланса у пожилых мужчин с алкогольной зависимостью.

Материалы и методы. Были обследованы 74 мужчины в возрасте 60–74 года (средний возраст 65,4±4,6 года). В исследование не были включены лица, находящиеся на учете в психоневрологических диспансерах, имеющие в анамнезе инсульты, черепно-мозговые травмы и сахарный диабет, а также лица, постоянно проживающие в домах престарелых. Первую группу – группу исследования (ГИ) – составили пожилые мужчины, злоупотребляющие алкоголем и имеющие алкогольную зависимость, определенную с помощью опросника AUDIT (Alcohol Use Disorders Identification Test) [9]. Во вторую группу – группу сравнения (ГС) – вошли пожилые мужчины, не злоупотребляющие алкоголем. Группы были сформированы таким образом, чтобы календарный возраст (КВ) респондентов в ГС был идентичным КВ мужчин в ГИ.

Для вычисления темпа старения (ТС) использовали формулы определения биологического и должного биологического возраста по В.П. Войтенко, 3-й вариант [8]. Кроме того, у пожилых лиц определяли субъективно-переживаемый возраст (СПВ), который определялся путем опроса респондентов, на сколько лет они себя чувствуют. Данный показатель зависит от напряженности, событийной наполненности и удовлетворенности жизнью, переживаний и воспринимаемой степени самореализации стареющего человека и его социально-экономического статуса [4, 7].

Физический (ФККЖ) и психологический (ПККЖ) компоненты качества жизни (КЖ) определялись при помощи опросника SF-36, который предназначен для изучения всех компонентов КЖ, в том числе связанных со здоровьем и не являющихся специфичными для возрастных групп, определенных заболеваний или программ лечения [7, 15].

Для оценки постурального баланса использовали компьютерный стабилографический комплекс «Стабилотест СТ-01», разработанный ЗАО «ВНИИМП ВИТА». Исследования проводили в двух положениях, последовательно по 30 секунд в каждом, перерыв между исследованиями был 3 минуты: с открытыми глазами (ОГ), при этом испытуемый фокусировал взгляд на специальном маркере на расстоянии 3 метра прямо перед глазами (в таком положении ведущие афферентные каналы – зрительный, проприоцептивный и вестибулярный – работают со своими естественными приоритетами и внутренними обратными связями); с закрытыми глазами (ЗГ), что соответствует блокированию биологической обратной связи зрительной модальности и повышает нагрузку на остальные афферентные каналы. В исследовании регистрировали фронтальные и сагиттальные стабилограммы общего центра масс (ОЦМ), на основе которых вычисляли следующие показатели: средняя скорость ОЦМ (Vср, мм/с); средний радиус отклонения ОЦМ (Rср, мм); среднее смещение ОЦМ по фронтальной (Lx, мм) и сагиттальной плоскости (Ly, мм); средний полупериод колебаний ОЦМ во фронтальном (Tx, с) и сагиттальном (Ty, с) направлениях, отражающий время возвращения ОЦМ в равновесное положение [3–6].

Кроме количественных изменений состояния постурального баланса методом компьютерной стабилометрии (КС) можно оценить и его качественные отличия. Одним из таких показателей является коэффициент Ромберга (КР), который определяли как отношение стабилометрического показателя Vcp в тесте с при спокойном стоянии с открытыми и закрытыми глазами, умноженное на сто процентов: Данный показатель используется для оценки состояния соматосенсорной системы, а также для выявления степени участия зрения в поддержании постурального контроля [5, 6].

Перед анализом статистических данных полученных результатов исследования была выполнена проверка распределения количественных признаков на подчинение закону нормального распределения. В связи c тем, что не во всех выборках обнаружено нормальное распределение показателей, параметры по группам были оценены и представлены медианой (Ме) и процентильным интервалом 25–75 (Q1–Q3). Для сравнения групп и исследования связей использовали непараметрические методы (тест Манна–Уитни – для сравнения двух независимых выборок и тест Вилкоксона – для сравнения двух зависимых выборок). Пороговый уровень статистической значимости принимался при значении критерия р<0,05. Статистическую обработку полученных данных проводили с использованием компьютерной программы «SPSS 14» [1].

Результаты исследования. Сравнительная оценка СПВ показала (таблица), что во всех группах СПВ был меньше КВ. При этом показатели СПВ у пожилых мужчин в ГС были ниже, чем у лиц того же возраста в ГИ (p=0,05). Таким образом, установлено, что мужчины в возрасте 60–74 года с алкогольной зависимостью оценивают свое состояние немного старше, чем лица того же возраста, не злоупотребляющие алкоголем.

Анализ ТС у пожилых мужчин показал, что у лиц в ГИ показатели ТС были выше, чем у мужчин того же возраста в ГС (p=0,005). Установлены различия в ТС пожилых мужчин, злоупотребляющих и не злоупотребляющих алкоголем.

При сравнении компонентов КЖ выявлено, что у мужчин 60–74 лет в ГС показатели ФККЖ (p=0,001) и ПККЖ (p<0,001) были выше, чем у мужчин того же возраста в ГИ. Таким образом, получены данные, доказывающие снижение КЖ у пожилых лиц с алкогольной зависимостью.

Сравнительный анализ показателей КС установил, что в пробе с ОГ у мужчин 60–74 лет в ГС показатель Vср (p=0,001) был меньше, а показатель Tx (p=0,05) – больше, чем у мужчин того же возраста в ГИ. Установлено, что в пробе с ЗГ у пожилых мужчин в ГС показатель Vср (p<0,001) был меньше, а показатель Tx (p=0,03) – больше, чем у мужчин того же возраста в ГИ. Выявлено, что у пожилых мужчин с алкогольной зависимостью более неблагоприятные показатели КС.

Сравнение проб с ОГ и с ЗГ показало, что во всех группах мужчин в пробе с ЗГ происходит увеличение показателей Vср, Rср (p<0,001) и Lу (p=0,001), а также уменьшение показателей Tx (p<0,001) и Ty (p=0,02 и p=0,01 соответственно) по сравнению с пробой с ОГ. Полученные данные еще раз доказывают важность зрительной информации в постуральном балансе у пожилых мужчин при старении.

Таблица 1. Характеристика показателей компьютерной стабилометрии, возрастных особенностей и качества жизни у мужчин в возрасте 60–74 года с алкогольной зависимостью (группа исследования) и у лиц того же возраста, не злоупотребляющих алкоголем (группа сравнения)

Таблица 1. Характеристика показателей компьютерной стабилометрии, возрастных особенностей и качества жизни у мужчин в возрасте 60–74 года с алкогольной зависимостью (группа исследования) и у лиц того же возраста, не злоупотребляющих алкоголем (группа сравнения)

Примечания: p – статистическая достоверность различий: p¹ – по сравнению с пробой с открытыми глазами в группе исследования; p² – по сравнению с пробой с открытыми глазами в группе сравнения; p³ – между группами исследования и сравнения.

Сравнительная оценка КР показала, что у пожилых лиц в ГС (p=0,001) он был больше, чем у лиц в ГИ. Полученные данные указывают на снижение соматосенсорной системы и повышение роли зрения в постуральном контроле у пожилых мужчин в ГИ.

Обсуждение результатов. Анализ показателей СПВ позволяет сделать вывод, что алкогольная зависимость у мужчин в пожилом возрасте негативно отражается на их психологическом и социально-экономическом благополучии. В предыдущих работах уже отмечалось, что СПВ является не только отражением состояния здоровья и удовлетворенности жизнью пожилого человека, но и коррелятом всего качества его жизни [3, 4, 7]. На основании проведенного исследования установлено, что у пожилых мужчин с алкогольной зависимостью показатели компонентов КЖ были ниже, чем у мужчин того же возраста, не злоупотребляющих алкоголем. Таким образом, алкогольная зависимость у мужчин в пожилом возрасте приводит к снижению физического и психологического компонентов КЖ и будет негативно отражаться на процессе «успешного старения». Можно также предположить, что у пожилых лиц с алкогольной зависимостью наблюдаются выраженные изменения психоэмоциональной сферы, что, несомненно, будет повышать риск развития у них депрессивного состояния. Полученные результаты еще раз доказывают важность проведения мониторинга КЖ у пожилых людей как критерия прогнозирования продолжительности их жизни и эффективности оказания им медицинской и социальной помощи [2, 7, 9, 14, 15].

Установлено, что у мужчин в возрасте 60–74 года с алкогольной зависимостью показатели ТС были выше, чем у мужчин того же возраста, не злоупотребляющих алкоголем. Полученные результаты еще раз доказывают, что злоупотребление алкоголем является одним из факторов ускоренного старения [2]. Кроме того, данные исследования еще раз доказывают, что по мере увеличения ТС у пожилых мужчин происходит снижение их КЖ [7]. E. Nakamura с соавторами отмечает, что снижение физической активности у пожилых мужчин повышает риск преждевременного старения [11]. Таким образом, у пожилых мужчин с алкогольной зависимостью наблюдается снижение физической активности. Полученные результаты исследования также позволяют говорить о том, что снижение физической активности в пожилом возрасте будет негативно отражаться на физическом и психологическом компонентах КЖ, что в целом согласуются с выводами других исследователей [13].

Выявлено, что у пожилых мужчин с алкогольной зависимостью во всех функциональных пробах наблюдается увеличение показателя средней скорости ОЦМ по сравнению с мужчинами того же возраста без алкогольной зависимости. Данный показатель имеет важное значение при характеристике состояния постурального контроля у пожилых людей [3–6]. Таким образом, у пожилых мужчин, злоупотребляющих алкоголем, по данным КС, происходят нарушения нейрофизиологических механизмов постурального управления. Полученные результаты исследования указывают на то, что при изменении постурального баланса у пожилых мужчин происходит ухудшение физического и психологического компонентов их КЖ.

Во всех функциональных пробах у пожилых мужчин с алкогольной зависимостью наблюдается снижение показателя среднего полупериода колебания ОЦМ во фронтальном направлении. Данный показатель отражает степень адекватности контроля баланса во фронтальной плоскости, и чем он ниже, тем выше степень этих изменений [3–6]. Некоторые исследователи отмечают, что снижение контроля ОЦМ во фронтальной плоскости у пожилых лиц сопровождается снижением у них мобильности [12]. Таким образом, на основании полученных результатов установлено, что злоупотребление алкоголем у мужчин в пожилом возрасте может привести к снижению мобильности.

Установлено, что алкогольная зависимость у мужчин в пожилом возрасте сопровождается снижением уровня соматосенсорной информации, участвующей в постуральном управлении и повышением роли зрения в контроле над балансом. Снижение соматосенсорной информации в постуральном контроле у лиц в пожилом возрасте приводит к снижению точности и скоординированности движений, замедлению у них походки, увеличению риска падений, что будет отражаться на процессах мобильности и социальной независимости [14]. Кроме того, существуют данные доказывающие, что снижение физической активности у пожилых мужчин отрицательно сказывается на функционировании проприоцепции [10].Таким образом, алкогольная зависимость у мужчин в пожилом возрасте повышает риск потери социальной независимости и преждевременной смертности.

Заключение. Полученные данные исследования позволяют говорить о том, что снижение физической активности, качества жизни, а также нарушения равновесия и походки являются одними из наиболее последовательных и характерных осложнений алкогольной зависимости в пожилом возрасте.

Работа выполнена при поддержке Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» в рамках соглашения № 14.A18.21.1117.


Список использованных источников:

1. Бююль А., Цефель П. SPSS: искусство обработки информации. Анализ статистических данных и восстановление скрытых закономерностей. – Спб.: ООО «ДиаСофтЮП», 2005. 608 с.

2. Гузова А.В., Голубева Е.Ю., Соловьёв А.Г. Особенности качества жизни и биологического возраста пожилых лиц с алкогольной зависимостью в условиях Европейского Севера// Успехи геронтологии. 2010. Т. 23. № 1. С. 110–114.

3. Дёмин А.В. Особенности постурального баланса у одиноко проживающих пожилых мужчин// Врач-Аспирант. 2012. № 5.3 (54). С. 413–418.

4. Дёмин А.В. Функциональные особенности постурального контроля у мужчин пожилого и старческого возраста в зависимости от возрастной самооценки// Врач-аспирант. 2011. № 2.1 (45). С. 172–179.

5. Дёмин А.В., Грибанов А.В. Особенности постурального баланса у работающих и неработающих пожилых мужчин// Врач-Аспирант. 2013. № 1 (56). С. 34–39.

6. Дёмин А.В., Гудков А.Б. Особенности постуральной нестабильности у мужчин пожилого и старческого возраста// Врач-аспирант. 2011. № 4.4 (47). С. 570–575.

7. Дёмин А.В., Кривецкий В.В., Фесенко В.В. Особенности качества жизни у мужчин старших возрастных групп с разными темпами старения// Фундаментальные исследования. 2012. № 7-2. С. 296–299.

8. Маркин Л.Д. Определение биологического возраста методом по В.П. Войтенко. Учебно-методическое пособие для студентов медиков и психологов. - Владивосток: Владивостокский гос. мед. ун-т, 2001. 29 с.

9. Aalto M., Alho H., Halme J.T., Seppä K. The Alcohol Use Disorders Identification Test (AUDIT) and its derivatives in screening for heavy drinking among the elderly// International journal of geriatric psychiatry. 2011. Vol. 26. № 9. P. 881–885.

10. Adamo D.E., Alexander N.B., Brown S.H. The influence of age and physical activity on upper limb proprioceptive ability// Journal of aging and physical activity. 2011. Vol. 17, № 3. P. 272–293.

11. Nakamura E., Moritani T., Kanetaka A. Biological age versus physical fitness age// European journal of applied physiology and occupational physiology. 1989. Vol. 58, № 7. P. 778–785.

12. Patton J.L., Hilliard M.J., Martinez K., et al. A simple model of stability limits applied to sidestepping in young, elderly and elderly fallers// Conf. proc. IEEE Engineering in Medicine and Biology Society. 2006. № 1. Р. 3305–3308.

13. Salguero A., Martínez-García R., Molinero O., Márquez S. Physical activity, quality of life and symptoms of depression in community-dwelling and institutionalized older adults// Archives of gerontology and geriatrics. 2011. Vol. 53, № 2. P. 152–157.

14. Spirduso W. W., Francis K.L., MacRae P.G. Physical Dimensions of Aging. - Champaign. Illinois. USA: Human Kinetics, 2005. 384 p.

15. Ware J.E., Kosinski M. Interpreting SF–36 summary health measures: a response// Quality of life research. 2001. Vol. 10, № 5. P. 405–413.


17.10.2013 19:41:00