Русский English

Дёмин А.В., Грибанов А.В.

Особенности постурального баланса у работающих и неработающих пожилых мужчин

Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова, г. Архангельск

В связи с общим постарением населения в России, возникает вопрос о вовлечении пенсионеров в трудовую деятельность и повышении пенсионного возраста [1]. Сегодня старшее поколение является значительным «ресурсом» экономического развития страны, в первую очередь как представители наемного труда. Многие из них имеют высшее образование и высокий уровень квалификации, большой опыт работы. Использование потенциала пожилых людей может составить определенную базу для дальнейшего развития общества, поскольку в экономике появятся дополнительные ресурсы, а у пожилых людей появиться возможность дальнейшей самореализации [7]. В исследовании Y. Tokuda с соавторами отмечается, что продолжение трудовой деятельности на пенсии не оказывает значительных изменений в состоянии здоровья пожилых людей [13]. E.C. Bryant с соавторами в исследовании отмечают, что у большинства пожилых лиц, прекращающих трудовую деятельность, наблюдается снижение постурального баланса [10]. До сих пор малоизученными остаются вопросы, связанные с особенностями постурального баланса у работающих пожилых людей и тех, кто, находясь на пенсии, желают продолжить трудовую деятельность [12].

Целью данной работы являлась сравнительная оценка постурального баланса у работающих и неработающих пожилых мужчин.

Материалы и методы исследования. Были обследованы 84 мужчины в возрасте 60–72 лет (средний возраст 64,3±3,8 года). Исходя из принятой возрастной классификации, возраст от 60 и до 74 лет относится к пожилому [3]. В исследования не были включены лица, находящиеся на учете в психоневрологических диспансерах, имеющие в анамнезе инсульты, черепно-мозговые травмы, деменцию и сахарный диабет, а также лица, постоянно проживающие в домах престарелых. Кроме этого, в исследования не были включены лица, испытавшие хотя бы одно падение в течение 12 месяцев. Первую группу – группу исследования (ГИ) составили работающие пожилые мужчины, которые не планируют в течение года прекращать свою трудовую деятельность. Вторую группу – группу сравнения (ГС) – вошли пожилые мужчины, которые, находясь на пенсии, желали продолжить трудовую деятельность. Группы были сформированы таким образом, чтобы календарный возраст (КВ) респондентов в ГС был идентичным КВ в ГИ. Для вычисления темпа старения (ТС) использовали формулы определения биологического и должного биологического возраста по В.П. Войтенко, 3-й вариант [6]. Кроме того, у пожилых лиц определяли субъективно-переживаемый возраст (СПВ), который определялся путем опроса респондентов, на сколько лет они себя чувствуют. Данный показатель зависит от напряженности, событийной наполненности и удовлетворенности жизнью, переживаний и воспринимаемой степени самореализации стареющего человека и его социально-экономического статуса [4, 5]. Для оценки уровня постурального баланса использовали компьютерный стабилографический комплекс «Стабилотест СТ-01», разработанный ЗАО «ВНИИМП ВИТА».

Исследования проводили в двух положениях, последовательно по 30 секунд в каждом, перерыв между исследованиями был 3 минуты:

- с открытыми глазами (ОГ), при этом испытуемый фокусировал взгляд на специальном маркере на расстоянии 3 метра прямо перед глазами (в таком положении ведущие афферентные каналы – зрительный, проприоцептивный и вестибулярный– работают со своими естественными приоритетами и внутренними обратными связями);

- с закрытыми глазами (ЗГ), что соответствует блокированию биологической обратной связи зрительной модальности и повышает нагрузки на остальные афферентные каналы.

В исследовании регистрировали фронтальные и сагиттальные стабилограммы общего центра масс (ОЦМ), на основе которых вычисляли следующие показатели: средняя скорость ОЦМ (Vср, мм/с); средний радиус отклонения ОЦМ (Rср, мм); среднее смещение ОЦМ по фронтальной (Lx, мм) и сагиттальной плоскости (Ly, мм); средний полупериод колебаний ОЦМ во фронтальном (Tx, с) и сагиттальном (Ty, с) направлениях, отражающий время возвращения ОЦМ в равновесное положение. Перед анализом статистических данных полученных результатов исследования была выполнена проверка распределения количественных признаков на подчинение закону нормального распределения. В связи c тем, что не во всех выборках обнаружено нормальное распределение показателей, параметры по группам были оценены и представлены медианой (Ме) и процентильным интервалом 25–75 (Q1–Q3). Для сравнения групп и исследования связей использовали непараметрические методы (тест Манна–Уитни – для сравнения двух независимых выборок и тест Вилкоксона – для сравнения двух зависимых выборок). Пороговый уровень статистической значимости принимался при значении критерия р < 0,05. Статистическую обработку полученных данных проводили с использованием компьютерной программы «SPSS 14» [2].

Результаты исследования. Анализ ТС у обследованных лиц выявил (таблица), что показатели ТС в ГС были выше, чем в ГИ (p=0,004). Таким образом, установлено, что у неработающих пожилых мужчин наблюдается ускорение темпов старения. Во всех группах СПВ был меньше КВ, при этом в ГС показатели СПВ были значимо ниже, чем в ГИ (p=0,009). Полученные результаты указывают, что работающие пожилые мужчины характеризуют свое возрастное самосознание немного моложе, чем неработающие мужчины, того же возраста. Сравнительная оценка количественных показателей компьютерной стабилометрии (КС) у обследованных мужчин выявила, что в ГС в пробе с ОГ показатели Vср (p=0,007) были больше, а Tx (p=0,01) и Ty (p=0,009) меньше по сравнению с таковыми в ГИ. При анализе количественных показателей КС в пробе с ЗГ также установлено, что у лиц в ГС показатели Vср (p=0,002) и Rср (p=0,02) были больше, а Tx (p=0,005) и Ty (p=0,001) меньше по сравнению с таковыми в ГИ. Сравнение проб с ОГ и ЗГ выявило, что во всех группах в пробе с ЗГ происходит увеличение показателей Vср, Rср (p < 0,001) и Ly (p=0,01, р=0,04 соответственно), а также уменьшение показателей Tх и Ty (p < 0,001). На основании результатов анализа количественных показателей КС можно сделать вывод, что у неработающих пожилых мужчин наблюдается тенденция к снижению вертикальной устойчивости по сравнению с работающими мужчинами того же возраста.

Таблица 1. Сравнительные особенности постурального баланса у работающих (группа исследования) и неработающих (группа сравнения) пожилых мужчин

Таблица 1. Сравнительные особенности постурального баланса у работающих (группа исследования) и неработающих (группа сравнения) пожилых мужчин

Примечание: p – обозначена статистическая достоверность различий: p1 – по сравнению с пробой с открытыми глазами в группе исследования; p2 – по сравнению с пробой с открытыми глазами в группе сравнения; p3 – между группами исследования и сравнения.

Обсуждение результатов. В результате проведенных исследований выявлено, что у неработающих пожилых мужчин наблюдается снижение адаптационных и функциональных возможностей организма. По данным исследований S. Behncke выход на пенсию у пожилых людей негативно отражается на состоянии их здоровья [9]. Таким образом, выход на пенсию у пожилых мужчин может сопровождаться снижением функционального состояния и здоровья. Анализ показателей СПВ позволяет сделать вывод, что у неработающих пожилых мужчин происходит снижение психологического и социально-экономического благополучия. В предыдущих работах нами было отмечено, что СПВ является не только отражением состояния здоровья и удовлетворенности жизнью пожилого человека, но и коррелятом всего качества его жизни [4, 5]. Таким образом, полученные результаты исследования позволяют сделать вывод, что продолжение трудовой деятельности на пенсии у пожилых мужчин будет оказывать благоприятное воздействие на качество их жизни. На основании полученных результатов данного исследования и предыдущих работ [4, 5], можно говорить о том, что показатель СПВ, определенный у пожилого человека, отражает степень его «успешного» старения. Анализ показателей КС у пожилых мужчин позволяет сделать вывод, что выход на пенсию приводит к снижению постурального баланса. Известно, что выход на пенсию существенно меняет условия и образ жизни пожилого человека, приводит к снижению его физической активности [8], а это, в свою очередь, оказывает негативное влияние на постуральный баланс и стабильность пожилых людей [13]. Таким образом, сохранение должного уровня физической активности после прекращения трудовой деятельности и выхода на пенсию, является определяющим фактором, оказывающим положительное влияние на сохранение постурального баланса и стабильности в старости. Анализ частотных показателей КС [3, 5] позволяет сделать вывод, что сохранение стабильной гармоники колебаний ОЦМ во фронтальной и сагиттальной плоскости оказывает благоприятное воздействие на сохранение трудоспособности у мужчин в пожилом возрасте. Оценку данных показателей целесообразно учитывать у работающих пожилых людей с целью учета изменений постурального баланса и стабильности, сохранения трудоспособности без вреда для здоровья. В исследовании E.C. Bryant с соавторами отмечается, что у пожилых лиц, прекращающих трудовую деятельность, наблюдается большой диапазон смещения ОЦМ [10]. На основании полученных результатов и выводов других авторов можно сделать вывод, что значительное смещение ОЦМ у пожилых лиц является независимым предиктором к прекращению их трудовой деятельности. Для пожилых лиц, прекращающих свою трудовую деятельность с целью их более лучшей адаптации на пенсии, необходимо разработать комплекс физических упражнений, направленных на сохранение постурального баланса и стабильности.

Заключение. Таким образом, полученные результаты исследования свидетельствуют о необходимости разработки социальной программы, направленной на посттрудовую реабилитацию и социализацию пожилых лиц, прекращающих свою трудовую деятельность. Кроме того, необходима социально-экономическая программа по созданию рабочих мест для пенсионеров, которые, находясь на пенсии, желают еще продолжить работать. От реализации данных программ будет зависеть социально-экономичес-кое благополучие пожилых людей, продолжительность и качество их жизни. Работа выполнена при поддержке ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» в рамках соглашения №14.A18.21.1117.


Список использованных источников:

1. Беляев Ю.А. Трудовая деятельность в пенсионном возрасте: с чего начать?// Проблемы учета и финансов. 2011. № 4. С. 7–12.

2. Бююль А., Цефель П. SPSS: искусство обработки информации. Анализ статистических данных и восстановление скрытых закономерностей. - Спб.: ООО «ДиаСофтЮП», 2005. 608 с.

3. Дёмин А.В. Возрастные особенности постуральной стабильности у мужчин пожилого и старческого возраста// Врач–аспирант. 2010. №5.1(42). С. 160–166.

4. Дёмин А.В. Особенности качества жизни у мужчин 60–89 лет в зависимости от уровня возрастной самооценки// Медицинские науки. 2012. № 3.С. 14–18.

5. Дёмин А.В. Функциональные особенности постурального контроля у мужчин пожилого и старческого возраста в зависимости от возрастной самооценки// Врач-аспирант. 2011. № 2.1(45). С. 172–179.

6. Маркин Л.Д. Определение биологического возраста методом по В.П. Войтенко. - Владивосток, 2001. 29 с.

7. Щанина Е. В. Социальная активность пожилых людей в современном российском обществе (региональный аспект): Автореф. … дис. канд. социолог. наук. - Пенза, 2006. 25 с.

8. Barnett I., Ogilvie D., Guell C. Physical activity and the transition to retirement: A mixed-method systematic review// The Journal of Epidemiology and Community Health. 2011. Vol.65, № 2. A34.

9. Behncke S. Does retirement trigger ill health?// Health economics. Vol. 21, № 3. P. 282–300.

10. Bryant E.C., Trew M.E., Bruce A.M., Kuisma R.M., Smith A.W. Gender differences in balance performance at the time of retirement// Clinical biomechanics (Bristol, Avon). 2005. Vol. 20, № 3. P. 330–335.

11. Buatois S., Gauchard G.C., Aubry C., Benetos A., Perrin P. Current physical activity improves balance control during sensory conflicting conditions in older adults// International journal of sports medicine. 2007. Vol. 28, №1. P. 53–58.

12. Crawford J.O., Graveling R.A., Cowie H.A., Dixon K. The health safety and health promotion needs of older workers// Occupational medicine (Oxford, England). 2010. Vol. 60, № 3. P. 184–192.

13. Tokuda Y., Ohde S., Takahashi O., Shakudo M., et al. Relationships between working status and health or health-care utilization among Japanese elderly// Geriatrics & gerontology international. 2008. Vol. 8, № 1. P. 32–40.

14. Бурдаков В.В., Кутникова Т.А. Особенности постурального тремора у больных с посттравматической энцефалопатией I и II стадии// Врач-аспирант, №4.2(47), 2011. – С. 320-326.

15. Дёмин А.В., Гудков А.Б. Особенности постуральной нестабильности у мужчин пожилого и старческого возраста// Врач-аспирант, №4.4(47), 2011. – С. 570-575.


31.01.2013 16:46:00