Русский English

Алиева А.А., Галимзянов Х.М.

Динамика цитохимической активности моноцитов крови у больных хроническим вирусным гепатитом с низкой степенью активности в зависимости от гендерных особенностей

Астраханская государственная медицинская академия

По данным Всемирной организации здравоохранения, вирусом гепатита С инфицировано в мире примерно 170 млн. человек, но также несомненно, что это лишь «айсберг», видимая часть которого является доступной для анализа. Такая широкая распространённость инфекции объясняется тем, что у 75-85% больных, перенесших острый вирусный гепатит С, развивается хроническое поражение печени [10].

Столь высокий процент хронизации процесса обусловлен, в первую очередь, уникальной способностью вируса к генетической изменчивости, что позволяет ему избегать иммунного ответа «хозяина» [1].

Хронический гепатит С (ХГС) является значимой проблемой здравоохранения в России. Высокий уровень заболеваемости и хронизации инфекционного процесса, преимущественно молодой возраст больных инфицированных вирусом гепатита С (HCV), неблагополучный прогноз на ближайшие десятилетия обуславливает серьезную значимость этой проблемы переросшей из медицинской в социальную и представляющую угрозу для национальной безопасности страны [4, 7, 8, 11].

Современные подходы к оценке и коррекции состояния ряда энергообеспечивающих систем организма в норме и при наличии патологии невозможны без цитохимического изучения клеток крови [3,5,6]. Цитохимический анализ является высокоинформативным и относительно доступным методом изучения клетки.

Цель работы: изучить изменения функциональной активности моноцитов крови у больных хроническим вирусным гепатитом С низкой степени активности в зависимости от гендерных особенностей в динамике лечения.

Материал и методы. Было обследовано 58 больных ХВГС низкой степени активности, находившихся на лечении в ГУЗ «Областная инфекционная клиническая больница имени А.М. Ничоги» (ГУЗ «ОИКБ им. А.М. Ничоги») г. Астрахани в 2009-2012 гг.

Среди обследованных пациентов мужчин было 70,7%, женщин 29,3%. Средний возраст больных составлял 26,7±3,5 лет.

Критерии включения в исследования: наличие маркеров ХГС, не употребление наркотических веществ и алкоголя в анамнезе, отсутствие токсико-алиментарного гепатита в анамнезе, отсутствие противовирусной терапии в анамнезе.

Критерии исключения: обнаружение маркеров хронического гепатита В (ХГВ), употребление наркотических веществ внутривенно, злоупотребление алкоголем, наличие токсико-алиментарного гепатита, противовирусная терапия в анамнезе. На всех больных были оформлены информированные согласия на обследование и лечение.

Было проведено цитохимическое исследование ферментативной активности моноцитов в динамике заболевания: до и после лечения. Выделение моноцитов проводили по методике И.С. Фрейдлин [9].

В моноцитах определяли следующие показатели:

1. Активность окислительно-восстановительных ферментов: сукцинатдегидрогеназа (СДГ), отражающая цикл Кребса; лактатдегидрогеназа (ЛДГ), отражающая анаэробный гликолиз; глюкозо-6-фосфатдегидрогеназа (Г-6-ФДГ), отражающая активность пентозо-фосфатного шунта.

2. Активность ферментов транспорта электронов кислорода: НАД - диафораза (НАД); НАДФ - диафораза (НАДФ).

3. Эстеразная активность: альфанафтилацетатэстераза (АЭ); альфанафтилбутиратэстераза (БЭ).

Определение дегидрогеназной и диафоразной активности проводили по методу Р.П. Нарциссова [2] , но с применением нитросинего тетразолия. Определение эстеразной активности проводилось по методу В.М. Вачштейна, Ф.Г. Вольфа.

Подсчет результатов проводили полуколиественным методом Каплоу, в основе этого метода лежит распределение всех клеточных элементов по группам в зависимости от интенсивности окраски и количества выявляемого в клетке цитохимически активного вещества. К нулевой группе относили клетки без гранул. В первую группу включали клетки низкой степени активности, содержащие единичные гранулы, или же клетки, в которых площадь окраски занимала до 25% цитоплазмы (степень «а»). Ко второй группе относили клетки средней степени активности, т.е. те, цитоплазма которых была заполнена гранулами на 30-70% (степень «б»). К третьей группе относили клетки высокой степени активности, т.е. заполненные гранулами на 70-100% независимо от того контролировалось ядро или нет (степень «в»). Для определения среднего цитохимического показателя (СЦП) в мазке подсчитывали 100 клеток. При этом СЦП определяли по формуле:

СЦП = а + 2б + 3в усл. ед.

Математическая обработка полученных цитохимических данных проводилась на персональном компьютере Pentium в программе Microsoft Excel.

Результаты и их обсуждение. У мужчин, больных хроническим вирусным гепатитом С (ХВГС) с низкой степенью активности отмечалось напряжение всех трех метаболических ферментов в моноцитах (табл. 1).

Так, активность СДГ была выше нормальной в 2,5 раза (49,23±0,32 у.е.), ЛДГ - в 2,6 раза (38,76±1,31у.е.), а Г-6-ФДГ - в 5,4 раза (84,33±1,42 у.е.). Средние цитохимические показатели всех трех реакций формировались исключительно клетками высшей степени активности («в»).

После курса базисной терапии активность СДГ в моноцитах мужчин данной группы резко снизилась до 15,01±1,16 у.е., что было ниже нормальных показателей в 1,3 раза. Активность ЛДГ в моноцитах данной группы больных оставалась на прежнем уровне и составляла 38,19±0,11 у.е. Резко повышенная до лечения активность пентозофосфатного шунта после курса базисной терапии имела некоторую тенденцию к снижению, но нормальных показателей не достигала (Г-6-ФДГ=71,24±0,56 у.е.).

Перераспределение качественной активности реагирующих моноцитов произошло только в случае СДГ, где все реагирующие клетки классифицировались как степень «а». В случае ЛДГ и Г-6-ФДГ СЦП реакции по-прежнему был сформирован клетками степени «в».

У женщин, больных ХВГС с низкой активностью (табл. 2), в моноцитах отмечалось угнетение активности СДГ (15,45±0,04 у.е.) и ЛДГ (13,47±1,02 у.е.). Активность Г-6-ФДГ оставалась в норме. Все реагирующие моноцит классифицировались как степень «а» во всех трех реакциях.

После лечения изменений активности ЛДГ и СДГ не происходило. Активность Г-6-ФДГ несколько наросла (Г-6-ФДГ=17,18±0,04 у.е.). Перераспределения качественной активности реагирующих моноцитов не происходило.

Активность НАД-диафоразы в моноцитах мужчин, больных ХВГС с низкой активностью (табл. 3), до лечения была резко угнетена (НАД=9,61±2,03 у.е.), что было ниже нормы в 11,05 раза.

Активность НАДФ-диафоразы, напротив, превышала нормальную в 9 раз (НАДФ = 91,76±3,20 у.е.). Все реагирующие клетки в обеих реакциях были низшей степени активности.

Таблица 1. Динамика ферментативной активности дегидрогеназ в моноцитах мужчин с ХВГС с низкой активностью на фоне базисной терапии

Таблица 1. Динамика ферментативной активности дегидрогеназ в моноцитах мужчин с ХВГС с низкой активностью на фоне базисной терапии

Примечания: здесь и далее *р<0,05 по сравнению с контрольной группой, **р<0,05 при сравнении до и после лечения

Таблица 2. Динамика ферментативной активности дегидрогеназ в моноцитах женщин с ХВГС с низкой активностью на фоне базисной терапии

Таблица 2. Динамика ферментативной активности дегидрогеназ в моноцитах женщин с ХВГС с низкой активностью на фоне базисной терапии

После курса базисной терапии активность обеих диафораз имела небольшую тенденцию к повышению (НАД=18,13±0,21 у.е., НАДФ=98,18±0,12 у.е.). Все реагирующие клетки были степени «а».

Таблица 3. Динамика ферментативной активности диафораз в моноцитах мужчин с ХВГС с низкой активностью на фоне базисной терапии

Таблица 3. Динамика ферментативной активности диафораз в моноцитах мужчин с ХВГС с низкой активностью на фоне базисной терапии

Аналогичная картина отмечалась и в моноцитах женщин данной группы (табл. 4).

Таблица 4. Динамика ферментативной активности диафораз в моноцитах женщин с ХВГС с низкой активностью на фоне базисной терапии

Таблица 4. Динамика ферментативной активности диафораз в моноцитах женщин с ХВГС с низкой активностью на фоне базисной терапии

Активность эстераз в моноцитах мужчин данной группы (табл. 5) до лечения была несколько снижена по сравнению с таковой в норме. Так, активность АЭ составляла 27,72±0,01 у.е., что в 2 раза ниже таковой в норме. Активность БЭ составляла 96,23±0,01 у.е., что ниже нормальной в 1,12 раз.

После курса базисной терапии активность АЭ несколько повысилась и достигла 33,25±0,04 у.е., тогда как активность БЭ оставалась на прежнем уровне. Все реагирующие клетки как до, так и после лечения классифицировались как степень «а».

Таблица 5. Динамика ферментативной активности эстераз в моноцитах мужчин с ХВГС с низкой активностью на фоне базисной терапии

Таблица 5. Динамика ферментативной активности эстераз в моноцитах мужчин с ХВГС с низкой активностью на фоне базисной терапии

В моноцитах женщин данной группы (табл. 6) активность обеих эстераз также были снижены относительно нормальных показателей.

Однако, СЦП реакции были сформированы в данном случае клетками высшей степени активности как до, так и после лечения.

Таблица 6. Динамика ферментативной активности эстераз в моноцитах женщин с ХВГС с низкой активностью на фоне базисной терапии

Таблица 6. Динамика ферментативной активности эстераз в моноцитах женщин с ХВГС с низкой активностью на фоне базисной терапии

Выводы. Таким образом, у больных ХВГС с низкой степенью активности наблюдались следующие различия активности моноцитов в зависимости от гендерных особенностей. Основные различия были выявлены в отношении метаболических процессов в моноцитах. Так, у мужчин до лечения отмечался метаболический взрыв, тогда как у женщин в данный период, напротив, было выявлено угнетение активности цикла Кребса и анаэробного гликолиза, при интактном пентозофосфатном шунте. При этом, у мужчин было выявлено также качественное напряжение активности всех трех метаболических ферментов, которое выражалось в наличие реагирующих клеток исключительно высшей степени активности («в»). У женщин все реагирующие клетки были степени «а».

Применение базисной терапии также по-разному влияло на активность метаболических ферментов у мужчин и женщин. В моноцитах мужчин только активность цикла Кребса резко снизилась на фоне лечения, но это снижение привело не к нормализации, а к угнетению активности данного фермента. Активность анаэробного гликолиза и пентозофосфатного шунта продолжали оставаться напряженными. У женщин продолжалось снижение активности цикла. Изменения активности диафораз и эстераз не выявили различий у мужчин и женщин в количественном плане. Тем не менее, нами было отмечено различие в качественном составе реагирующих моноцитов в реакции лизосомальных ферментов. Так, СЦП реакций обеих эстераз у мужчин был сформирован клетками степени «а» как до, так и после лечения, а у женщин (как до, так и после лечения) – клетками степени «в».


Список использованных источников:

1. Латентные формы вирусных гепатитов В, С и D: Диагностика, лечение и профилактика: Метод, рекомендации. - М.: Воен.издат, 2002.

2. Нарциссов Р.П. Применение n-нитротетразолия фиолетового для количественной цитохимии дегидрогеназ лимфоцитов человека//Арх. анат. - 1969. - № 5. - С. 55-91.

3. Иммунитет при разных формах гепатита С/ Л.И. Николаева, Л.В. Оленина, Е.Ф. Колесанова// Russian J. of immunology. — 2009. - T.4, № 2. C. 91-112.

4. Онищенко Г.Г., Дементьева Л.А. Распространение вирусных гепатитов как угроза национальной безопасности// Журн. микробиол. 2003. - № 4. - С. 93-99.

5. Пигаревский В.Е. Зернистые лейкоциты и их свойства. – М.: Медицина, 1978. - 128 с.

6. Пигаревский В.Е. Полиморфноядерный лейкоцит и макрофаг в реакциях воспаления и гиперчувствительности// Архив патологии. - 1983. - Т. ХV. - №11. - С. 14-22.

7. Экспрессия генов и продукция основных иммунорегуляторных цитокинов при вирусном гепатите С/ C.B. Сенников, Д.Х. Курамшин, Н.П. Толоконская и др.// Цитокины и воспаление. 2003. - Т.2, № 4. - С. 10-13.

8. Соринсон С.Н. Вирусные гепатиты. - СПб.: Теза, 1997. - С. 201-244.

9. Фрейдлин И.С. Система мононуклеарных фагоцитов. - М.: Медицина, 1989. - 272 с.

10. Хазанов А.И. Клинические аспекты вирусных и алкогольных заболеваний печени// Рос. мед. вести, 2000.- T. V. - №1.- С. 4-11.

11. Шахгильдян Д.И. Эпидемиология парентеральных вирусных гепатитов в России// Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол., колопроктол. 2007. №4. С. 46-47.


03.09.2013 16:11:00